Адрес:248000, г. Калуга ул. Генерала Попова, д. №10 оф. 4
Наши контакты:+7 (4842) 27-33-99
Юридическая компания
- А-Линия - Наши публикации - Уйти от формального подхода

Уйти от формального подхода

11.04.2014
Уйти от формального подхода

Российская правовая газета «эж-ЮРИСТ» №14 статья юриста компании ООО «А-Линия» Лидии Бермас: " Уйти от формального подхода"

Постановление «О свободе договора и ее пределах» является значимым, поскольку дает возможность для развития, применения и толкования договорного права, позволяет на практике выявить и проанализировать возможные риски при заключении и исполнении договоров.

Свобода договора является одним из принципов гражданского права, который закреплен в ст. 1 и раскрывается в ст. 421 ГК РФ. Отношения субъектов в гражданском праве основаны на равенстве сторон и исключают властное подчинение одной стороны другой. Отсюда следует, что заключение договора, определение характера заключаемого договора, согласование условий носят добровольный характер исходя из воли, экономической целесообразности и интересов сторон договора.

При заключении договоров, выборе правовых конструкций, условий гражданское законодательство устанавливает ряд ограничений. В первую очередь это связано с наличием императивных норм. Хотя законодательство не раскрывает понятия императивной нормы, но на практике все нормы договорного права, которые не содержат оговорки «если иное не предусмотрено договором», считаются императивными.

Суды применяли такие нормы в прямом, буквальном смысле, без учета интереса сторон, а также их экономических и других возможностей. Таким образом, императивный подход преобладал, и было дозволено лишь то, что прямо разрешено законом.

Кроме того, принцип свободы договора позволяет хозяйствующим субъектам заключать договоры по модели, предусмотренной гражданским законодательством, и заключать договор, прямо не предусмотренный законодательством, либо со смешанными условиями (п. 2 ст.421 ГК РФ). Однако на практике реализация этих возможностей проходила не без проблем. Достаточно вспомнить товарную неустойку. В большинстве случаев суды признавали условие о неденежной неустойке недействительным, опираясь на буквальное толкование императивной нормы ст. 330 ГК РФ, согласно которой неустойкой может быть только денежная сумма (Постановление ФАС СЗО от 17.08.99 по делу №1330), несмотря на то что товарная не-устойка представляет собой самостоятельный, не поименованный в Гражданском кодексе, но допустимый способ обеспечения обязательств, к которому не применяются положения ст. 330 ГК.

Мы можем говорить о том, что в гражданском обороте в отсутствие определенной стабильности высоки риски недобросовестной стороне требовать признания сделки недействительной как противоречащей закону с целью избежать исполнения принятых обязательств по до-говору либо иным образом злоупотребить гражданскими правами. Особенно высоки были риски в крупных инвестиционных проектах.

Преобладание императивных норм в гражданском праве имеет свои исторические причины, поскольку в советское время свободы договора не было, так как плановое хозяйство, которое подразумевало полный контроль государства за хозяйствующими субъектами, не имело договорной свободы.

К сожалению, это в какой-то степени перекочевало и в современное гражданское право, которое хотя и закрепляет принцип свободы договора как один из основополагающих принципов гражданского законодательства, но на практике не дает в должной мере правовой защиты условиям договора, не закрепленным в нормах права. Принятое Постановление призвано изменить ситуацию для нормального развития договорного права в целом.

Что же изменится в свете принятия Постановления?

  1. Целевое толкование. Суд должен толковать норму закона исходя из ее существа и целей законодательного регулирования, при котором учитываются интересы, охраняемые законом, в частности публичные интересы, интересы защиты слабой стороны договора, кредиторов и т. д.

  2. Императивность норм, только закрепленных законом. Императивной должна признаваться только та норма, которая содержит явно выраженный запрет на отступление от положений закона. В случае отсутствия такого запрета норма может быть признана императивной только исходя из целей законодательного регулирования. Это необходимо для защиты особо значимых охраняемых законом интересов (интересов слабой стороны, третьих лиц, публичных интересов и т. д.) или недопущения грубого нарушения баланса интересов сторон либо если императивность вытекает из существа законодательного регулирования. В частности, ВАС РФ указывает, что Федеральным законом «О банках и банковской деятельности» кредитным организациям запрещено в одностороннем порядке изменять порядок определения процентов по кредитному договору, заключенному с заемщиком-гражданином, при этом не запрещает одностороннее уменьшение процентов по такому договору.

  3. Диспозитивность норм. Если норма не содержит явно выраженного запрета на установление соглашением сторон условий договора, то она отныне должна признаваться диспозитивной. И в этом случае отличие условий договора от содержания нормы не является основанием для признания самого договора или его отдельных условий недействительными по ст. 168 ГК РФ.

  4. Регулирование непоименованных договоров. В Постановлении прямо сказано, что к непоименованным договорам правила об отдельных видах договоров, предусмотренных законом или иными правовыми актами, не применяются. Применение императивных норм по аналогии возможно лишь в исключительных случаях, когда это необходимо для защиты интересов слабой стороны договора, третьих лиц или публичных интересов. При оценке судом договора принимается во внимание не название, а предмет договора, его содержание, риски.

  5. Установление обязательных для сторон правил в связи с принятием нового закона после заключения договора возможно только в случае прямого указания на это в самом законе. Данное положение применяется как к императивным, так и диспозитивным нормам.

  6. Использование примерных условий договоров. Стороны при заключении договора могут использовать примерные условия, разработанные для участников соответствующего рынка и опубликованные в печати как полностью, так и частично, изменить указанные условия или не применять их отдельных положений.

  7. В случае, когда проект договора был предложен одной из сторон и содержал в себе явно обременительные условия, а контрагент был поставлен в положение, затрудняющее согласование иного содержания договора, суд теперь вправе изменить или расторгнуть соответствующий договор по требованию такого контрагента.

  8. Несправедливые условия договора оцениваются судом исходя из переговорных возможностей сторон, вынужденности присоединения к предложенным условиям договора, уровня профессионализма на конкретном рынке, конкуренции, наличия возможности заключить договор с третьим лицом.

  9. В случае неясности до-говора и невозможности установить действительную волю сторон договор должен толковаться в пользу контрагента, а не стороны, подготовившей проект договора или которая предложила формулировку условий. При этом презюмируется, что такая сторона – лицо, являющееся профессионалом в соответствующей сфере (банк, страховщик, лизингодатель и т. д.).

Как видно, Постановление направлено на то, чтобы суды отходили от формального подхода при толковании и применении норм гражданского законодательства и давали больше свободы там, где нет публичных интересов или же нет необходимости в защите более слабой стороны договора. Акак будет на практике, покажет время.

Лидия Бермас,

ООО «А-Линия»,

г. Калуга